Ролевая Trinity Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Творчество » Майо


Майо

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Ну, не буду забивать форум. эта тема - на все мое кхм.. творчество.


С днем рожденья, Авель!

-Прыгай.
-Нет.
-Давай, прыгай, говорю.
-Не хочу!!!
-Я сказал, ПРЫГАЙ!
-ААААА!!

Авель больно ударился о воду. Рядом, буквально в двадцати сантиметрах как нож в масло вошел в воду Леон. Одуванчик вынырнул где-то секунд через десять, и, оказавшись на поверхности обнаружил, что Авель, весь мокрый и злой уже сидит на бережку и выжимает рясу.
-Ты уже здесь? А говорил, что вода - не твоя стихия.
-Так и есть... Клац-клац... Я убью тебя, Леон! Клац-клац...
-Поднимайся, пойдем.
-Куда опять?
-В город. Или ты хочешь больше стучать зубами на холодном берегу, чем заниматься тем же самым, но в теплом помещении??
-...

-ЗдОрово они нас, - сказал Леон, оглядывая огромную дырку на штанине и такую же на рукаве рясы.
-Не то слово. Клац-клац... Эти розенкройцеры вообще уже... обалдели... - священники обернулись и посмотрели на утес, с которого в их адрес лился трехэтажный немецкий мат.
-Что-то мне подсказывает, что они нас не хвалят...
-Это точно.
Не успели они подойти к маленькой рыбацкой деревушке, как Леон утащил сопротивляющегося Авеля в кусты.
-АААА! НАСИЛУЮТ!!! - крик Найтроуда оборвался.
-Чего орешь? - прошипел Леон.
-Ааа, это ты... Ты чего пихаешься???
-А то, что твоя дурья башка не заметила воооон тех молодых людей, - и Одуванчик протянул руку в направлении группы мужчин в одинаковой форме черного цвета с подозрительно знакомыми Авелю пентаграммами на галстуках.
-Нееет... Этого не может быыыыть, - устало протянул он. - Ну все, мы влипли...Куда идти-то теперь?
-Нам нужен транспорт...

-ПОБЕРЕГИСЬ!!!
Угрожающего вида джип (опять же с пентаграммой на капоте) протаранил деревянный шлагбаум. Прыгая в разные стороны, солдаты и розенкройцеры заметили, что в машине сидят двое - жгучий испанец и среброволосый очкарик. Оба в священнических сутанах с крестами АХ. Один из них был за рулем и оскалившись, кричал в адрес "разлетающихся" страшные испанские ругательства, второй беспрерывно визжал... эээммм, какие-то тоже в общем-то неприятные слова, понятные ему одному, вцепившись в сиденье.
За ними устремилась погоня, состоящая из трех таких же джипов. Не все они могли лавировать между лавками и столбами так, как это профессионально делал Леон. Один из вражеских джипов врезался в курятник, который не пойми зачем стоял посреди улицы. Испуганные куры истошно орали в своих клетках, а розенкройцеры вылезали из машины, облепленные перьями и... яйцами (вива ля транспорт с открытым верхом)). Второй джип не вписался в поворот и ударился о здание местного самоуправленческого органа.  ("Эншульдиген зи битте, геноссе, но поезд дальше не идет! - отчетливо произнес Панцер Магир прежде чем дернуть рычаг." - нахожусь до сих пор под впечатлением от фика по розенкройцу)))) Третий благополучно, но уже не так уверенно двигался вперед, нагоняя священников.

-Ну все, мы влипли...
-Да погоди ты... - Леон резко крутанул руль и остановился нос к носу с вражеским джипом. Затем запустил руку под сиденье, где, оказывается, был довольно вместительный ящичек с оружием. Вынул оттуда солидную "штуку" (вот уж не знаю, как они называются, пусть будет базука))) и процитировал любимый фильм:
-Да пребудет с вами сила...
Бабах!!! Все вокруг заволокло дымом и огнем. Раздались еще два взрыва: это два джипа, вернее, их топливные баки, не выдержали высокой температуры.

-Я чуть со страху...
-Оно и видно, - Одуванчик держал над огнем мясо на палочке с видом опытного повара.
-Зачем это все надо?
-Чтобы остаться в живых.
-Такие жертвы...
-Ничего страшного... - Леон загадочно улыбнулся.
-Что ты улыбаешься? Я сказал что-то смешное?
-Да нет, ты бы видел сейчас свою перекошенную, грязную рожу... А главное - свои очки...
Авель в панике снял свои окуляры и громко сглотнул: обе дужки были скручены в спирали.
-Хорошо, что стекла це...
Хрясь! Авель едва дотронулся до одного стекла, как оно тут же треснуло.
-Вот блин...
-Хахахахаха!
-Чё ржешь, чудовище? (ох, прости меня, Аления, твои реплики разойдутся на афоризмы - прим. аффтара)
-Хахахаха!!!!


-Хенде хох! Фатикан капут! - послышалось сзади.
Патеры синхронно подняли обе руки вверх. На лице Леона читалась почти детская обида, что его так легко обыграли.
-Фы дфое пудете откофоирофаны ф штап! У фас есть прафо последнего слофа!
-Наше последнее... слово... Ну все, мы влипли...
-Пошли к черту! Вот наше последнее слово!
Леон с ловкостью актера-каскадера прыгнул вверх, пролетев над головами фашистов, которые с открытыми ртами на все это смотрели и приземлился сзади них, столкнув двоих висками между собой так, что они упали домиком на землю. Найтроуд, тоже с открытым ртом не растерялся и подбежал к оставшимся двоим и поставив им подножки, свалил их. Своими ходулями он наступил им на руки, в которых покоились старые добрые ТТ.
-Именем Отца, Сына и Святаго Духа, вы арестованы, - на едином дыхании выпалил Авель. но его не услышал никто, кроме Леона, который мирно сидел на песочке, любовно поглаживая трофейный ТТ - враг повержен и лежит на песке без сознания.
Через секунду послышался звук упавшего тела, от которого Одуванчик вздрогнул и отвлекся от новой игрушки - рядом с розенкройцерами лежал Авель без чувств, сжимая в руке очки.


-Зараза, тяжелый. Худой как смерть, а туда же... - бормотал Леон, усаживая Авеля в парке на скамеечке. Тот два часа пробыл без сознания. Пока испанец нес сослуживца через город, прохожие со страхом посматривали на священника, ряса которого скрывала ровно половину из того, что по идее, должна скрывать, с другим патером на плече, в рясе, не менее пострадавшей. Так как волосы у Авеля, как мы знаем длинные, а ростом Крусник намного превосходит своего боевого товарища, то серебристые пряди мели мостовую наподобие веника. Молоденькие девушки останавливались на улице, и пускали слюни на жгучего накачанного брюнета. Леон не упускал возможности покрасоваться и, чтобы показать, какой он сильный, легко перебрасывал Авеля на другое плечо. Старушки обращали внимание лишь на бесчувственного молодого человека.

-Где я? Аууу, как больно... Леон, где они?
-Мы их вырубили, ты уже не помнишь?
-Что, и я тоже?
-Ага, принимал в этом непосредственное участие...
-С ума сойти... Вау, вот это видон... - Авель посмотрел на свою сутану.
-А что, выглядит очень сексуально...
-Извращенец!
-Да ладно тебе, на меня посмотри! Моя ряса не лучше!
-Няяя...
-И кто тут извращенец?
Найтроуд надулся и отвернулся.
Послышался легкий цокот каблучков. К ним приближалась девушка. Авель быстро обернулся и увидел, что это была Ноэль. Она улыбалась и, кажется, была счастлива. Авель встал и отошел на некоторое расстояние, буркнув: "Привет".
Что он, не знал, к кому она сейчас подойдет и что сделает?? Он уже приготовился слушать мурлыканье влюбленных, как...
-Авель...
Ноэль подошла к нему, встала на носочки, притянула к себе его дико удивленное лицо и поцеловала. Авель покраснел, ужасно покраснел, но ответил на поцелуй, посмотрев украдкой на Леона, который стоял и улыбался, как кот, объевшийся сметаной с двумя поднятыми вверх большими пальцами.
Авель на мгновенье закрыл глаза, отдаваясь поцелую Ноэль, когда со всех сторон послышалось гиканье и свист, среди которого отчетливо раздавалось механическое жужжание. В мозгу мелькнуло: "Трес..." Найтроуд открыл глаза и увидел вокруг себя всех аксовцев. Тут был даже Брат Петр, столь ему ненавистный. Он оглянулся - Папы не было. "Слава Богу!". Это понятно, он же еще маленький, чтобы посещать такие... мероприятия.
"СТОП!! ЧТО ОНИ ВСЕ ЗДЕСЬ ДЕЛАЮТ????!!"
-Ты молодец!
-Affirmative, Авель рулит.
-А мы думали, ты с розенкройцерами не справишься... - сказал Вацлав, стягивая с себя мундир Розенкройца.
-???

-С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ, АВЕЛЬ!!!!!УРРРЯЯ РЯ РЯ РЯ!!!!
-С... днем... рождения.... Ааааххх.... - Авель хлопнулся в обморок. Если бы его не подхватил Леон, ему бы не поздоровилось. Упасть с такой высоты...
Над ним хлопотала хохочущая Ноэль, а все остальные расположились на скамеечке и стали праздновать день рожденья Крусника.

2

Лю

Солнце еще не выбралось из-за горизонта, но уже окрасило небо в розовый цвет. Легкие облака, как куски сахарной ваты, почти недвижимы. Ветер свободно носится в небе, как птица, трепля еще непроснувшиеся деревья и травы.
Авель стоял на обрыве и смотрел вниз, на море. Оно спокойно, безмятежно. Мелкие волны с белыми гребешками разбиваются о скалу.
"Вот и все", - думал Авель, теребя крест в руках. - "Все окончено..."
Сзади послышались легкие шаги. Авель напрягся. Тот человек за его спиной шел уверенной походкой. Это мог быть кто угодно - и друг и враг.
Авель быстро обернулся, приготовясь принять крусника.
Это была Астароше. Ее глаза расширились, когда она увидела, как Авель снимает очки - верный признак того, что сейчас он выйдет из-под контроля.
Найтроуд удостоверился, что опасности нет и снова отправил очки на переносицу.
-Священник, ты хотел натравить на меня Крусника?
-А? Нет, что вы... Я просто... послышались шаги... я подумал, что это мог бы быть кто-то...
-Не оправдывайся, я тебя понимаю. Уж слишком я одержима идеей, что вокруг все против меня.
-Я...
-Ты сразу уедешь, священник?
-Да, мне придется. Как Эстер?
-Она очень подавлена. Когда она увидела твои 90%...
-Мне так... не знаю, как и сказать... Стыдно, что ли...
-За что? За то, что ты пытался спасти Императрицу?
-Но она испугалась так, что... Она смотрела на меня как на что-то жуткое и ужасное...
-Ты в зеркало смотрелся, когда ты в ЭТОЙ форме?
-Нет, но могу себе представить...
-То-то же...
Авель все еще вертел распятие на цепочке, смотря себе под ноги.
-Может быть, останешься еще? Я так поняла, что вы с Императрицей весьма близки.
-Да, сестра очень упрашивала меня остаться. Но я не могу.
Астароше подошла ближе к Авелю.
-Тот... С белыми крыльями. Он тоже Крусник?
-Да, это... мой... брат.
-БРАТ?!!
Найтроуд отвернулся.
-И мне искренне стыдно, что он мой брат. Как странно. В детстве я был против человечества, я был зол на людей, что они создали нас как подопытных кроликов... А Каин защищал их... Прямо как я сейчас. Он и Лилит говорили, что они такие же как мы. И метаселане такие же как и мы. Я смеялся им в лицо, смеялся и повторял, что люди - ничтожества, что они недостойны жизни...
А теперь... Как-то так получилось, что мнения перевернулись. Мог ли я знать, что буду трястись за каждую человеческую жизнь? Мог ли подУмать, что Каин, этот добряк и недотепа...
Авель украдкой смахнул слезу, сделав вид, что у него устали глаза от очков.
Астароше смотрела на него и ничего не понимала. Она не могла представить, что этот придурковатый, но добрый священник мог желать смерти людям. И людям, и вампирам. Она прокрутила в голове моменты, когда он был готов буквально отдать жизнь ради спасения Иона. Или Эстер. Или ее самой. Астароше покраснела. Как она могла позволить ничтожному террану вынести себя из пекла ада? И задумалась. "А ведь он не подпадает ни под определение террана, ни вампира. Он что-то среднее, но гораздо более сложное и сильное."
-Не уезжай. Побудь еще немного в Константинополе.
Авель обратил на нее влажный взгляд.
-Зачем?
-Затем, что я...
"Что она от меня хочет? Посмеяться надо мной еще недельку?"
"Поймет ли он?"
"Я ничего не могу прочесть в ее глазах."
Аста подошла еще поближе к Найтроуду.
-Красивое небо. Как давно не видела я такого рассвета...
-Во внешнем мире такого не увидишь.
-Не знаю, не дано мне застать рассвет во внешнем мире, - сказала она, улыбнувшись.
Авель тоже улыбнулся, заметив ее белые клыки, которые сейчас выглядели совсем не страшно. Да и как он мог бояться небольших клыков, когда у него у самого периодически вырастают такие в два раза больше?
В небе появилась военная имперская эскадра, возвращаясь на базу.
-Каково это, жить во внешнем мире?
-Хмм, это сложный вопрос. Жить во внешнем мире значит... не жить в Империи. Там постоянно кого-то убивают. Постоянно страдают невинные. Отчасти и от метаселан. Но в большинстве своем от своих же сородичей - людей.
"зачем она это спрашивает?"
"Как же мне ему это сказать?"
-Так ты останешься? - она заглянула Авелю в глаза.
-Чтобы вы, Аста-сан, надо мной смеялись? - выразил Авель свою мысль.
-Нет! Я просто... Люблю тебя, священник.
Она отвела взгляд на море, ища у волн поддержки. Она ждала реакции. Хоть какой-нибудь. Неважно - оттолкнет он ее или нет. Ей просто нужно было ему это сказать.
Она почувствовала руку у себя на плече. Авель притянул ее к себе и она прильнула к его груди. Он ничего не сказал.
Ни к чему слова. Все понятно.
-И знаешь что, перестань обращаться ко мне на ВЫ.

3

Ну, это вообще новое

10 процентов...

"До запуска ракеты осталось 5 минут"-возвестил механический голос.
-Хмм...Профессор, мы так и будем стоять?-нервно спросил Леон.
-Нет, мы будем стоять и ЖДАТЬ, Одуванчик,-невозмутимо ответил Профессор.
-Ладно, подождем...
"До запуска ракеты осталось 4 минуты"
-А куда полетит ракета? - спародировал интонацию коллеги Леон, вытаскивая из кармана пачку сигарет.
-Несложно догадаться. Разумеется, прямо в сердце мира. И Рима. В Ватикан.
-Очень интересно... - продолжал Одуванчик глумиться над патологическим спокойствием профессора, который примостился на краешке приборной доски, стараясь не задеть разноцветных рычажков.
Леон вынул зажигалку и на конце ее загорелось маааленькое зеленое пламя. Он с секунду посмотрел на него и закурил.
"До запуска ракеты осталось 3 минуты"
-Но здесь нельзя курить,-все так же спокойно среагировал Вильям, едва вскинув бровь.
-А мне по фигу.
Несмотря на внешнее спокойствие собеседников, если можно их так назвать, обстановка накалялась.
Профессор то и дело поглядывал на широкий экран, на котором большими цифрами адская машина отсчитывала время до бессрочного отпуска агентов.
Леон в это время медленно выпускал изо рта колечки дыма и, наверно, мечтал, чтобы все побыстрее закончилось. Неважно, в чью пользу, просто хотелось хоть какой-нибудь развязки."Самое жуткое - это ожидание" - думал он, глядя на мутные серые корбалики, плывущие перед его лицом.Сейчас он и в самом деле не понимал, чего они дожидаются.В голову настойчиво лезли мысли о смерти, и Леон вдруг поймал себя на том, что его в данный момент очень сильно занимает, где его похоронят(если от него что-то останется в конечном итоге) - на кладбище для обычных смертных или же на тюремном погосте.

***

Авель бежал по длинному обитому железом коридору. Ему казалось, что он уже часа два или три разыгрывает из себя героиню заморского ужастика.
Он запыхался, но бежал, начала кружиться голова, его стало мотать от одной стенки к другой, но он не переставал двигаться вперед(на встречу приключениям))), еле переставляя ноги.Наконец, носок одной ноги зацепился за пятку другой и он, вскинув руки, упал на железный пол. По традиции, он разбил себе нос и на пол стала капать трагически-алая кровь.
За те 10 секунд, что он провел на  полу, в мозгу плыло следующее:
1."Вот черт,опять лупанулся носом..."
2."Я не сдвинусь с места, я устал, я больше не могу бежать. Я что, похож на кенийца??"
3."Если я сейчас не встану, то останусь без работы..."( и это при том, что Авель не знал еще, что "Метасела-666" с суперубийственной боеголовкой полетит каак раз по месту несения им службы))
Приподнявшись на руках и встав на колени, он с мученическим выражением мутного взгляда поглядел в ту сторону, куда требовалось двигаться.
-Ну, ладно, дорогая и уважаемая Катарина Сфорца, - мстительно начал бормотать бедняга, пытаясь восстановить равновесие на своих дрожащих ногах. - Я вам это еще припомню... Устрою вам кросс с преодолением препятствий по садам Ватикана... Прыжки через клумбу... Катарина Исинбаева, блин. Вот тогда и посмотрим... Тоже мне, удумала девчонка старших экслуатировать!!!
Но тут праведный гнев и жажда мсти сменилась унынием и Авель кое-как поскакал вперед. Но очень скоро он снова выбился из сил и вдруг над его головой появилась и мультяшно дзынькнула лампочка.
-Ну... а почему бы, собсно и нет??... Наномашины, Крусник 02, снять ограничения до... ммм... 10%, принять.
Таких разительных метаморфоз, как, скажем, при сорока процентах, не произошло. Только грива ослабила плен черной ленты и весьма симпатишно легла на правое плечо, слегка шевелясь, напоминая о Медузе Горгоне. В глазах появился серебристый блеск, а на губах заиграла незнакомая Авелю похотливая улыбочка. И клыки вышли, что чрезвычайно обрадовало их хозяина:"Как же я соскучился по своим зубкам!!" - промурлыкал Авель и облизнулся...Тут же в сознании возник огромный красный восклицательный знак:"Японский бог!Как я себя веду??Это на меня совсем непохоже...Хотя... я туточки один, никто меня не видит...)))" - подумал он и двинулся вперед, на ходу расстегивая верхние пуговицы сутаны."Душно тут у вас, господа террористы..)"И бодренько потрусил вперед со скоростью южно-африканского спринтера.
И снова он бежал, и это казалось ему целой вечностью.Обстановка не менялась совсем, за каждым поворотом, от которого Авель ждал смены пейзажа, оказывалась одна и та же картина...Из свежерасстегнутого "декольте по самое не балуйся" то и дело вылетал микрочип на цепочке, небольно ударяя иногда Авеля по лбу.
Тут он заметил, что впереди не горят лампы. "Отлично, это конец коридора, я на месте"
Но  нет, это был не конец и Авель с досадой подумал:"Обидно.Ну ладно."Железный чулок на самом деле поворачивал в сторону.
В левом углу на уровне человеческого роста светился и неравномерно потухал маленький огонек сигареты.
Нисколько не боясь и не удивляясь(чем сам себя в очередной раз и поразил), Найтроуд вошел во мрак.Когда тьма поглотила его, раздался чей-то жутковатый смешок.Голос был низким, глубоким и до боли знакомым.
"Здрасьте приехали..." - подумал Крусник. Глаза его засветились и он смог увидеть этого человека.
Исаак Фернанд Фон Кемпфер не смог скрыть своего удивления по поводу светящихся глаз Авеля."Вордсворт, подлая твоя профессорская душонка! - думал Исаак. - И глазищи ему сделал со светодиодами... Ой, нет... Это у него, по ходу само так получается... Простите, коллега, за клевету и наговоры."Профессиональным движением он потушил сигарету о железную стенку бункера и начал свою козырную, фирменную, таксказать, речь:
-Ну, вот мы снова и встретились, святой отец. Или нет, я буду называть тебя просто Авель... - говорил Исаак, пытаясь произвести этой фразой эффект красной тряпки. Тщетно.
Все это время Круснику неудержимо хотелось смеяться. Ему никак не удавалось выключить свой режим "хаха" и он прикрыл рот ладонью. Все-таки некрасиво откровенно ржать человеку в лицо..
Исаак недовольно приподнял одну бровь и продолжил:
-Куда же ты, Авель, подашься, когда ракета достигнет цели?
-О, я найду куда пойти... А что за цель?
-Ватикан.
-Кххх, ой напугал, с ума сойти можно... - Крусник вытер несуществующие слезы великой скорби. - А у вас в Ордене вакансии есц?
-Для вас местечко всегда найдется... - отвечал Исаак, пораженный откуда-то взявшейся наглостью очкастого патера.
-Тогда готовьте моего братца к сокращению штатов, ибо я на меньшее, чем должность штандартен фюрера ордена Розенкройц НЕ СО-ГЛА-СЕН! - отчеканил Авель и улыбнулся той самой улыбочкой обнажив клыки и продолжил, жеманно всплеснув руками:
-Ой, отстань, дурашка, переманивать меня не надо. И вообще, мне сейчас не до тебя, столько дел, столько дел... - и сделал шаг в сторону, чтобы войти в новую часть бункера через узкий проход. Вторая его половина в это время нецензурно возмущалась поведением первой, недостойным достойной профессии - родину защищать.
Авель спиной почувствовал пронзительный взгляд Панцер Магира и по спине сбежала орава мурашек. Обернувшись, Крусник заметил, что Исаак смотрел не моргая, с широко раскрытыми глазами.
-Что? Что не так? - спросил Авель и сделал еще шаг к проходу. - Я собираюсь уходить.
Снова шаг.
-Видишь, я почти ушел. Что ты на меня так смотришь?
В окружающей их тишине Исаак почти оглушительно сглотнул. Его черные, обычно прищуренные глаза теперь были словно стеклянными, беззастенчиво блуждая в области  декольте священника.
-Ну, не расстраивайся так, мы еще увидимся, - нагло сказал Авель и повернулся к проходу.
Панцер Магир мгновенно переместился и оказался перед ним, вцепившись ему в плечи мертвой хваткой.
-Эй, полегче, ты мне синяки оставишь!!! - Крусник безуспешно пытался стряхнуть с себя руки Магоса.
Тот уткнулся лицом в шею священника  и стал что-то хрипло шептать по-немецки.
"Mein Liebe..." - уловило ухо Авеля.
-Нет, ты не понял!!!Я не такой!! Я просто пошутил, придурок! Отойди от меня немедленно!! Насилуют!! Тьфу, какая гадость! - вопила половина Крусника по имени Найтроуд-праведник. Не будем утверждать, что другая его половина личности кричала бы то же самое...)
Отверженный непонимающим взглядом окинул Авеля. В черной бездне его глаз сменяли друг друга чувства и эмоции.Сначала в них царила оторопь и непонимание, удивление. Затем в них начала проявляться обида и наконец появился гнев и злость. В руке у него созрел черный шар.
-Зря ты так. Я почти поверил, - холодно сказал Исаак. Потом прибавил: Теперь всё, nicht liebe, Авель.
В горле Крусника встал большой ком. От его непринужденной развязности не осталось и следа, серебристый блеск в глазах стал темно-металлическим, а зрачки расширились до предела. Он понял, что униженный и оскорбленный сейчас надерет ему задницу.
-Наномашины, Крусник 02, снять ограничения до... бляха-муха, до 80%, принять.
За спиной Авеля начали разворачиваться огромные черные крылья, по которым бежали синие разряды. Священник скользнул в новый коридор, потому что потом он бы этого сделать не смог по причине величины крыльев.Он с тоской почувствовал шевеление волос и вспомнил свою некогда элегантную прическу.
Черный огненный шар в дрожащей руке Исаака принял было форму сердца, но Магос вроде как опомнился и форма шара стала прежней.
Исаак метнул шар в Авеля, но тот ловко уклонился. Косой Крусник подцепил сзади петлю разряда и накинул ее на защитное поле Исаака. С крыльев стала разворачиваться электрическая нить и опутывать поле, как клубок.
-Все, прощай, нас ждут великие дела, - сказал Авель, поглаживая свою десятипроцентную прическу и ехидно хихикнул, наблюдая как Исаак дергается внутри кокона. Он не мог ни убрать поле, ни просто переместиться оттуда. Он бы в таком случае наткнулся на ого-го какой разряд электричества и кто знает, не нужно было бы его самого восстанавливать в супер-растворе, как и Каина.
Крусник резво закрыл и запечатал за собой дверцу. Где-то далеко послышалось объявление:"До запуска ракеты осталось 2 минуты"
"Что-то я разлюбезничался с этим учтивым джентльменом, столько времени даром прошло.."

***

Леон вскочил с пола и затоптал сигарету, когда услышал грохот чьих-то железных ног неподалеку от зала управления ракетными установками.
-Ну что?!Дождались, да?!!! "Мы будем стоять иждать, Одуванчик..." Тьфу! - вышел из себя горячий испанец. - Щас убьют и подвесят за х , я хотел сказать,за уши и отправят нас спецпосылкой в Ватикан. Ты этого ждал, Вильям??
Профессор, было видно, тоже обеспокоился шумом из коридора, но на гневную тираду сослуживца внимания не обратил. Он вынул из под полы сутаны внушительных размеров пушку и занял позицию на приборной доске.
Леон, остыв, с детской надеждой промолвил:
-А мне?
Вордсворт смерил того убийственным взглядом и из кармана выудил дамский пистолетик. Гордость мачо была уязвлена, но игрушку Леон принял - на войне как на войне, и водный пистолет - оружие.
Топот стал совсем громким и агенты затаили дыхание.
Маленькое, так сказать, лирическое отступление:
Помните, в фильмах про суперпупергипермегагероев иногда появление этих суперпупергипермегагероев сопровождается потоками ветра, которые играют с его длинными локонами, колышут обрывки одежды... Герой обворожительно улыбается, потряхивает шевелюрой и в порыве смертельной усталости опирается рукой на дверной косяк... Его провожают восхищенные взгляды...
Так вот. Появился Авель.
У Леона упала челюсть на пол, а Профессор по обыкновению только поднял бровь.
"До запуска ракеты осталась 1 минута" - бесстрастно объявила механическая тетенька.
-Куку, это я, - сказал Авель и двинулся по направлению к доске, шаря рукой в декольте в поисках микрочипа. Он спокойно приспособил его в специально отведенное для подобных операций отверстие и дернул один из рычажков. - Финитта ля комедиа.
Одуванчик очнулся и вынужден был констатировать, что от прежнего коллеги не осталось и следа. Теперь на его месте - привлекательный молодой мужчина. "Как?!Откуда?!?" Леон уже прямо слышал томные женские вздохи... Не по нему - Леону, знойному мачо, отъявленному сердцееду, нет! А по очкарику Найтроуду!!!, сильные очки которого теперь не делали его смешным, а только усиляли блеск глаз.
-Чего это с тобой случилось по дороге сюда? - оторопело выдавил из себя Одуванчик.
-Если я вам расскажу, вы меня засмеете...
-А все-таки? Где этот очкарик с улыбкой идиота?
-Этот очкарик с улыбкой идиота... Хмм, он - в другой жизни. А вот товарищ по оружию с мозгами курицы остался в этой... А вы собсно о чем хотите узнать? Уж не о том ли, как на меня запал Кемпф...Ой,хаха, нет конечно, вы не такие испорченные... Это... Короче...Кстати, Леон, я до сих пор в очках. И все так же ничего без них не вижу.
Бывший неудачник улыбнулся, сверкнув клыками.
-Ах, ты, хитрован!! - возопил, смеясь, Вильям.- Ты - Крусник!! Сколько процентов? Неужели 100? Что тебя заставило? Авель, что ты с собой сделал! - в отчаянии прокричал он.
-Вы что, упали?! Какие сто процентов? Десять! И ни процента больше! А мне кстати понравилось!, Так классно. Только у меня появилось какое-то раздвоение личности, но так даже интересней! Другой человек, - и Авель по-сопернически зыркнул на Леона. - И я хочу так остаться. Да. Придется, правда пересмотреть свои взгляды на кровь вампиров... Но это ничего. Я справлюсь.

***

-А это кто? - спросила Эстер, толкнув Ноэль локтем в бок.
-Не знаю... - протянула Ноэль, тоже заметив привлекательного блондина в очках и с обнаженной грудью. Он шел с Леоном от самолета. Ноэль опытным взглядом отметила, что на шее Леона - круглый золотой медальон под стать золотистой шкуре южанина, а у блондина - массивный серебряный крест на длинной цепочке, очень подходящий к белой северной коже.
-Мне кажется, я его где-то видела... - сказала Эстер, во все глаза уставившись на незнакомца.
Бригада во главе с профессором Вордсвортом подошла к КПП Ватикана.
Трое(и"незнакомец" в том числе) приблизились к девушкам и, проходя мимо, блондин сказал:"Добрый вечер, леди", мило улыбнулся(Эстер, известная своей эмоциональностью при появлении метаселян, подумала, вздрогнув:"Батюшки-святы, вампир-священник!!") и послал обеим воздушные поцелуи. Изумленное Ах! застыло на их губах. Мужчины давно ушли, а они так и остались стоять. Потом они повернулись друг к другу:
-АВЕЛЬ? - крикнули они хором и испугали голубей, которые с шумом взлетели к синему римскому небу.

Конец.

4

Мини-зарисовка

В каморке на чердаке, под самой крышей сидел на подоконнике молодой мужчина с длинными серебряными волосами и в очках. Уперев длинные ноги в зеленых тапках со звездами в стенку оконного проема, он смотрел на улицу и любовался весной Лондиниума.
Он смотрел вниз, там туда-сюда ходили разные люди, ездили кареты с гербами и простые коляски. На балконах здания напротив цвели лимоны, не пойми откуда взявшиеся на Альбионе.
Мужчина подумал, что у всех этих людей внизу есть родные и близкие, те, кто их любит и ждет. Они спешат домой, или за подарками к Пасхе. У всех свои дела, заботы... А у него никого и ничего нет. Он вздохнул и почесал коленку, сверкавшую в дырке на старых джинсах. Я ничего в жизни не нажил и не добился, я ноль... Я даже не знаю, удастся ли мне когда-нибудь умереть.. Хотя один раз мне это все-таки удалось, - он невесело улыбнулся. Затем он встал и подошел к древнему шифоньеру с кое-где облупившимся лаком. На его дверце висел белый мундир, не тронутый молью и временем. Перед глазами мигом возникла картина: открытый эвакуационный люк, маленькая фигурка в таком же белом мундире летит к Земле, размахивая руками, черная кровь вокруг и обезглавленное тело на приборной доске... слезы в глазах, и фраза, которая навсегда останется в его памяти"Возрадуйся, я уничтожил отрицательный элемент..."
Потрогав погоны на мундире, мужчина перевел взгляд на комод, где лежал револьвер с тремя серебряными пулями, опутанный толстой серебряной цепочкой с крестом.Рядом лежал пропуск с улыбающимся безмятежной улыбкой лицом. А над комодом висела большая цветная фотокарточка - человек десять в черных священнических сутанах и Сестры в белых с синим платьях вокруг высокой блондинки с моноклем в руках. Кто-то заботливой рукой пририсовал ей рожки фломастером.
-Где они все сейчас? Двадцать лет все-таки прошло... - прошептал он. - Леон, Вильям, Трес, Вацлав, Хьюго, а? Катарина, Кейт?
Он снова повернулся к окну и тихо сказал:
-Один, совсем один...

5

уыыыы.. *упал паццтол  в параличе*

6

Очень неоднозначный и свежий взгляд на мир ТБ. Больше всего понравилась последняя зарисовка.

7

*краснеет*
спасибо)))
Скоро(или не скоро)) допишу гиперхрень. И выставлю.

8

Не самые лучшие...

В кафе зашел очень высокий молодой священник в смешных очках с толстыми линзами. Он обвел взглядом помещение и двинулся к барной стойке. Услужливый бармен спросил:
-Чего желаете, святой отец?
Авель вздохнул и сел на стул рядом.
-Мне?... Мне водки. 100 граммов.
-Отец, вы ограбили банк?
-А?
-Я имею в виду, что духовные лица получают мизерную зарплату.
Священник вопросительно посмотрел на бармена.
-Мой брат был священником, и, поверьте, я наслышан.
-Ну да... Нет, просто в этот месяце мне не нужно платить счета коммунальных услуг. Я это сделал в прошлом месяце сразу вдвойне, но поплатился за это вечно пустым желудком. Зато теперь я могу позволить себе маленькую радость...
-Ясно.
Перед носом Авеля появился небольшой графинчик с прозрачной жидкостью.
-Как человек, знающий о вашей нелегкой профессии, я за те же деньги предлагаю вам имперскую водку. Прямо вчера из Астрахани. Арбузная...
-Спасибо вам большое!... - Найтроуд попытался улыбнуться, но у него это плохо вышло.
-Так что же у вас случилось? - спросил бармен, вытирая высокий стакан для коктейля.
-Вас это действительно интересует?
-Ну, вообще-то это моя работа... Знаете такую поговорку: "Бармен - психолог без высшего образования"
-Да, слышал как-то раз... Как ваше имя?
-Джакомо. А ваше?
-Отец Найтроуд. Авель Найтроуд.
Каждая реплика святого отца сопровождалась глубоким и печальным вздохом.
-Джакомо... Если только вы меня поймете...
-Да вы пейте, пейте... - и Джакомо налил Авелю водки в маленькую рюмочку голубого стекла. Осушив ее и отказавшись от закуски (Джакомо подумал при этом "Наверное у него действительно случилось что-то.... плохое, если не сказать ужасное"), Авель, снял верхнюю куртку и остался в одном платье священника, которое обтягивало худые плечи и круглые бицепсы, неширокую грудь и кубики на животе. "Нда..." - подумал снова бармен. - "Неординарный парень, но на него явно не нашли рясы подходящего размера"
Кресты на длинных цепочках и треугольник молитвенника болтались у ног Авеля и бились о стойку при его движении.
-Дело в том... Вы наверняка знаете, что в Ватикане...
-Вы работаете в Ватикане?
-Да. Так вот, там есть министерство внутренних дел. И в этом отделе... Ох, не следует мне этого рассказывать... - священник положил локоть на стойку и оперся головой на ладонь. - Ну да ладно. В общем, мы занимаемся преступлениями вампиров на территории внешнего мира, то есть, в мире людей... Разумеется, приходится кого-то убивать. Вы себе не представляете, чего мне стоит находить компромиссы между людьми и вампирами. Я всеми силами стараюсь избежать убийств во время операций. Но... это невозможно... Спасибо(следующая порция отправилась в организм патера). и сегодня...
Чистая слеза потекла из глаз цвета замерзшего озера. Авель снял очки, сложил их и положил в карман куртки. Мигом он сделался таким несчастным, беззащитным. Из близоруких глаз продолжали течь слезы непрерывным потоком. Бармен стоял с остекленевшим взглядом, продолжая по инерции протирать стакан.
-Сегодня... хлип!... Сегодня я убил мальчика-вампира... Я не смог избежать этого... хлип! И я... выпил его кро...Оооо! нет, нельзя мне этого рассказывать, вы не поймете!... Простите меня!...
Авель закрыл лицо руками и от беззвучных рыданий затряслись его худенькие плечи.
-Мальчик умолял меня остановиться, а я не моооог ничего сделать, я не мог остановиться... Я чудовище, чудовище... И у меня перед глазами теперь стоят его красные испуганные глаза, его обездвиженное тело у меня на руках... кровь у меня на лице... его кровь... Что я наделал!... как мне замаливать свои грехи?...
-Боже мой! - прошептал Джакомо, крестясь стаканом и наливая новую порцию Найтроуду. - Отец Найтроуд, вы должны мне рассказать все, не держите это в себе, вам станет легче, вот увидите...
-Спасибо, - он поднял глаза, выпил водки и вытер слезы, которые, однако, не желали униматься, вновь увлажняя утертые щеки. - Были у другие жертвы, но запомнился мне именно он... Бедняжка... как же мне теперь на свете жить с таким грехом?... Он ни в чем не был виноват... Просто был слабее других и все...
Он отвел назад растрепанные серебристые волосы, но они все равно лезли в лицо и липли на мокрые щеки. Мутными от слез глазами он поглядел на бармена, затем перевел взгляд на штоф попросил еще один такой же.
Джакомо внимательно посмотрел на священника и в голове мелькнуло: "И я выпил его кро... выпил его кровь!!! Вампир? Пьет кровь вампиров? Что он такое?"
-Вот видите, и вы догадались, что я чудовище...
Джакомо напрягся и понял, что он вслух этого не произносил.
Разом выпив оставшийся алкоголь из графина, Авель поднялся со стула, кое-как, на автомате надел куртку и, немного пошатываясь, на ходу водружая очки на нос, вышел из заведения.
В окно бармен увидел, что патер остановился под фонарем и поднял лицо вверх, молясь луне. Лицо блестело серебром слез. Бармен и не вспомнил, что тот не оставил ему денег за водку... "Ну и ладно, кем бы он ни был, это самая ужасная история, что я слышал за всю свою практику... Пусть идет с Богом..."
На улице к Найтроуду подошла молодая высокая Сестра с шикарными черными волосами и замечательной фигурой. Она положила его руку к себе на плечо и повела его прочь, в сторону проходных Ватикана.

Про любов

Солнце еще не выбралось из-за горизонта, но уже окрасило небо в розовый цвет. Легкие облака, как куски сахарной ваты, почти недвижимы. Ветер свободно носится в небе, как птица, трепля еще непроснувшиеся деревья и травы.
Авель стоял на обрыве и смотрел вниз, на море. Оно спокойно, безмятежно. Мелкие волны с белыми гребешками разбиваются о скалу.
"Вот и все", - думал Авель, теребя крест в руках. - "Все окончено..."
Сзади послышались легкие шаги. Авель напрягся. Тот человек за его спиной шел уверенной походкой. Это мог быть кто угодно - и друг и враг.
Авель быстро обернулся, приготовясь принять крусника.
Это была Астароше. Ее глаза расширились, когда она увидела, как Авель снимает очки - верный признак того, что сейчас он выйдет из-под контроля.
Найтроуд удостоверился, что опасности нет и снова отправил очки на переносицу.
-Священник, ты хотел натравить на меня Крусника?
-А? Нет, что вы... Я просто... послышались шаги... я подумал, что это мог бы быть кто-то...
-Не оправдывайся, я тебя понимаю. Уж слишком я одержима идеей, что вокруг все против меня.
-Я...
-Ты сразу уедешь, священник?
-Да, мне придется. Как Эстер?
-Она очень подавлена. Когда она увидела твои 90%...
-Мне так... не знаю, как и сказать... Стыдно, что ли...
-За что? За то, что ты пытался спасти Императрицу?
-Но она испугалась так, что... Она смотрела на меня как на что-то жуткое и ужасное...
-Ты в зеркало смотрелся, когда ты в ЭТОЙ форме?
-Нет, но могу себе представить...
-То-то же...
Авель все еще вертел распятие на цепочке, смотря себе под ноги.
-Может быть, останешься еще? Я так поняла, что вы с Императрицей весьма близки.
-Да, сестра очень упрашивала меня остаться. Но я не могу.
Астароше подошла ближе к Авелю.
-Тот... С белыми крыльями. Он тоже Крусник?
-Да, это... мой... брат.
-БРАТ?!!
Найтроуд отвернулся.
-И мне искренне стыдно, что он мой брат. Как странно. В детстве я был против человечества, я был зол на людей, что они создали нас как подопытных кроликов... А Каин защищал их... Прямо как я сейчас. Он и Лилит говорили, что они такие же как мы. И метаселане такие же как и мы. Я смеялся им в лицо, смеялся и повторял, что люди - ничтожества, что они недостойны жизни...
А теперь... Как-то так получилось, что мнения перевернулись. Мог ли я знать, что буду трястись за каждую человеческую жизнь? Мог ли подУмать, что Каин, этот добряк и недотепа...
Авель украдкой смахнул слезу, сделав вид, что у него устали глаза от очков.
Астароше смотрела на него и ничего не понимала. Она не могла представить, что этот придурковатый, но добрый священник мог желать смерти людям. И людям, и вампирам. Она прокрутила в голове моменты, когда он был готов буквально отдать жизнь ради спасения Иона. Или Эстер. Или ее самой. Астароше покраснела. Как она могла позволить ничтожному террану вынести себя из пекла ада? И задумалась. "А ведь он не подпадает ни под определение террана, ни вампира. Он что-то среднее, но гораздо более сложное и сильное."
-Не уезжай. Побудь еще немного в Константинополе.
Авель обратил на нее влажный взгляд.
-Зачем?
-Затем, что я...
"Что она от меня хочет? Посмеяться надо мной еще недельку?"
"Поймет ли он?"
"Я ничего не могу прочесть в ее глазах."
Аста подошла еще поближе к Найтроуду.
-Красивое небо. Как давно не видела я такого рассвета...
-Во внешнем мире такого не увидишь.
-Не знаю, не дано мне застать рассвет во внешнем мире, - сказала она, улыбнувшись.
Авель тоже улыбнулся, заметив ее белые клыки, которые сейчас выглядели совсем не страшно. Да и как он мог бояться небольших клыков, когда у него у самого периодически вырастают такие в два раза больше?
В небе появилась военная имперская эскадра, возвращаясь на базу.
-Каково это, жить во внешнем мире?
-Хмм, это сложный вопрос. Жить во внешнем мире значит... не жить в Империи. Там постоянно кого-то убивают. Постоянно страдают невинные. Отчасти и от метаселан. Но в большинстве своем от своих же сородичей - людей.
"зачем она это спрашивает?"
"Как же мне ему это сказать?"
-Так ты останешься? - она заглянула Авелю в глаза.
-Чтобы вы, Аста-сан, надо мной смеялись? - выразил Авель свою мысль.
-Нет! Я просто... Люблю тебя, священник.
Она отвела взгляд на море, ища у волн поддержки. Она ждала реакции. Хоть какой-нибудь. Неважно - оттолкнет он ее или нет. Ей просто нужно было ему это сказать.
Она почувствовала руку у себя на плече. Авель притянул ее к себе и она прильнула к его груди. Он ничего не сказал.
Ни к чему слова. Все понятно.
-И знаешь что, перестань обращаться ко мне на ВЫ.



А за это так и вообще не бейте
Коллективный поход к психологу.Акс.(как продолжение одного прочитанного мною фанфика. Там речь велась об Ордене)

Авель Найтроуд. 2088 год рождения
Чаю? да, пожалуй. Сахара? ммм, 13 порций.
Я... А? Семья?Ну... у меня есть почти родной брат, Contra Mundi.Забавное имечко, да? Еще есть сестра, Сет. Она правит Империей Настоящих людей. Да, сестренка у меня хорошая... Родители? Ааа... Понимаете, мы... в общем, мы искусственно созданные люди. Плюс ко всему, мы все трое крусники. Что? Угнетает ли меня это? Вы спрашиваете меня, каково быть крусником?! Я со своими нано-машинами - лишь оружие в руках Ватикана!!! Меня используют для достижения своих целей! Игрушка!.. *брызжут слезы* Не надо меня утешать! Сам виноват! Я сам виноват во всех своих несчастьях!! Спасибо... *сморкается*
Давайте перейдем к какой-нибудь менее болезненной для меня теме...
Женщины? Я же попросил... Нет, да... Ну... А как же целибат? Да, в самом деле, вспомнить хотя бы Одуванчика... Я не знаю, Ноэль...Она такая... Такая... Богиня!
Как грубо!!Вы на что намекаете? Конечно! Как вы могли вообще подумать, что я ни разу ни с кем не делил ложе... Что? Видно по лицу? как грубо...

Вильям Вальтер Вордсворт.3023 год рождения.
Всех сотрудников я хорошо и довольно давно знаю. Хьюго? Он мне как сын... Нет, его связь с Одуванчиком меня не пугает, хотя я и сам до сих пор не знаю, правда ли это или только слухи. Кто бы мог их распускать? Хммм... Да та же Эстер. Когда Леон перестал обращать на нее внимание по прибытию в Рим и занялся Ноэль, она была вне себя от ярости. Малышка, она еще ничего не понимает... В любом случае, Одуванчик и Танцор Мечей сами все решат... Если им надо будет...
Мои изобретения? Не всегда удачны? Ну да, бывает, а что? Последнее мое удачное изобретение - руки Хьюго. Да, я до сих пор вызываю к себе Танцора и любуюсь на свое произведение исусства... Трес тоже удался, но я все-таки до сих пор черной завистью завидую Гарибальди - создать такую совершенную машину смерти... Чтоб он сдох, подлец...
Да, это я придумываю агентам позывные. Забавно, кстати, получается... Ноэль - Хозяйка... Хахаха! Да просто наткнулся как-то раз на ее фотки в инете... Дада, именно на таком сайте. Ну, и подпись была: звони мне, я стану хозяйкой твоего сердца...=)). Я там чуть не умер перед монитором от смеха. Когда я сообщил ей ее новый позывной, она меня попыталась убить. А до этого страшно покраснела, ведь я сказал это при Авеле... Что??!! Извращенец? Как вы можете? Я... Нет, я случайно зашел на этот сайт! Да! Случайно!...

Трес Икус. Дата сборки - неизвестно.
Negative. Affirmative. Affirmative. Negative. You do not have enough access to the information of an AX agent. Good Bye.

Хьюго де Ватто. 3032 год рождения.
Я из Амстердама... Не надо дурацких намеков, доктор, с ориентацией у меня все нормально. Это все слухи... Нет. Спасибо, зеленого чаю без сахара... Цель жизни? Найти сестру. Работаю в AX, чтобы убивать вампиров... Моя месть всему роду вампиров за похищение сестры... Да. Симпатии к коллегам? Вы шутите? Какие могут быть симпатии, если я их вижу раз в год... Только если к Одуванчику... Опять вы со своими намеками? Сказал же, СЛУХИ!! Он близок мне по духу, хоть мы с ним и разные.
Последнее убийство я совершил... ммм... Ну, минут за пять до того, как прийти сюда. Нет, лично мне он ничего не сделал, но вел себя вызывающе - кидался в прохожих синими огненными шарами. Хотя... а убил ли я его? а вдруг он выжил? нет! этого не может быть... Пойду проверю, прощайте! Извращенец...(шепотом) *прыгает в окно, не забыв прихватить меч*

Ноэль Бор. Дата рождения неизвестна.
Здравствуйте, доктор. Простите, можно я сниму это? На улице такой дождь... Нет, не смотрите в окно, он закончился, как только я вошла в подъезд...
Авель? Почему же вы начали именно с этой темы? Давайте пока что-нибудь другое...
В АХ я вступила в 3056 году. Как сейчас, помню, было тепло, и я пришла в летнем платье. Дул ветер, и подол постоянно приходилось придерживать. Когда агенты увидели меня, у них были такие выражения лиц... Хехе... Это было прекрасное время. Я еще никого не знала в Аксе, и Рим тоже был для меня незнаком и Авель с Одуванчиком вызвались мне показать вечный город. Тогда Одуванчика по какому-то важному поводу на время освободили из тюрьмы... Они наперебой рассказывали мне о памятниках, мимо которых мы проходили... Что? Время - деньги?... Ладно. Что дальше?
Ну, хорошо, поговорим об Авеле. Он слишком застенчив, на мой взгляд... Ему бы хоть немного той смелости, которую ему дают нано-машины и тогда... Он милый, он мне нравится, мне хочется быть с ним, но он... Я не знаю. Он меня как-будто боится...
Доктор, а мы с вами больше не встретимся? Ааа... Ну что ж, жаль... Что? Самой сделать первый шаг? Я попробую... До свидания, доктор... *закрывая за собой дверь, подмигивает*

Леон Гарсия де Астуриас. 3031 год рождения.
Тебе не в лом было переться ко мне в тюрьму, чтобы взять у меня это идиотское интервью? Нет? А, это от Катерины... Теперь понятно, откуда ноги растут...
Семья? Да, у меня есть дочь Фана, которую я безмерно люблю. Просто обожаю. Ты бы знал, как я переживал, когда она заболела. А я ничем не мог ей помочь, не мог поддержать, я ведь в тюрьме... Мне осталось сидеть не больше девятисот лет. Это немного, если учесть, что за каждое успешное задание Катерина скащивает мне лет пятьдесят-шестьдесят... Жена... Та еще стерва, надеюсь, ее уже нет на этом свете. Всю жизнь мне поломала...
Нет, психиатр, я не изменил после этого своего отношения к женщинам... Психоаналитик? Это как-то меняет дело? ну вот и заткнись. Кто тебе сказал? Козни Эстер. Разумеется, тюрьма ограничивает мои контакты... В прИнципе со обоими полами, но... Да перестань ты уже! Эй, начальник, забери меня отсюда! Что, испугался? ну тогда не пори ерунду...
Что ж, первый твой нормальный вопрос... К тюрьме я отношусь... да я уже привык, это для меня необременительно... Просто скучно - читать надоело, в потолок смотреть надоело, в карты с надзирателем - тоже...
*голос конвойного - Свидание окончено!*
Фух, ладно психиатр, давай... Полегче!(последняя фраза - в адрес конвойного)


***

Катерина просмотрела все "интервью" психоаналитику, едва сдерживая улыбку. Перед ней в рядок стояли аксовцы - Авель, Вильям, Трес, Хьюго, Ноэль и Кейт. Леон отсутствовал по известным и уважительным причинам.
-Сестра Кейт, я не вижу вашего... признания, - сказала герцогиня Миланская. Ее голос прыгал от смеха.
-Он испугался. Я появилась в кабинете Вордсворта, где психоаналитик должен был меня ждать, когда он был уже там. Скорость у него приличная, но с Железной Девой не сравнится. В противном случае, пришлось бы нам его вербовать и использовать как транспорт. Леди Катерина, почему вы его не предупредили об... о... моем внешнем виде?!! - голограмма сестры немного подрагивала от возмущения.
-Ладно, Кейт. Твоего досье я, так и быть, не буду добиваться.
Сфорца взяла красную ручку и сделала на папке с признаниями пометку: "АХ: мужеложцы и озабоченные".

9

Класс!!!! *умираю со смеха над фанфиками*

10

Крылья. Что-то на зарисовки потянуло...

Авель принял 80 процентов и развернул крылья. Большие...черные крылья. Они трепетали на ветру, каждое перышко... Он взлетееел... Вверх, к чернильному небу, туда, где нет ни ненависти, ни любви, ни злобы, ни подобострастия, ни политики, ничего.
Разрезая плонтную атмосферу, он закрыл глаза и на ресницах выступили слезы. От ветра. Наверно.
Когда земля была уже на довольно приличном расстоянии, он замер.
Ветер рвал его волосы, выдирал крылья из суставов, играл одеждой.
Земля сверху казалась лоскутным одеялом. Бог мой, как банально. Все и всегда говорят, что земля сверху - лоскутное одеяло. Для него земля была не лоскутным одеялом. Она была наборным цветным витражем в оконных проемах Ватиканских соборов. Красное стеклышко - цвет крови. Прозрачное - безразличие. Зеленое - спокойствие и лояльность. Желтый - солнце над головой и терран, и метаселян.
Вихрь сносил серебряные капли, как только те вырывались на свободу из глаз Авеля.
Он поднял голову вверх. Ничего там нет. Там нет владыки. Нет хозяина этого мира. Он закричал во весь голос:
-Господи, неужели ты не слышишь их молитв!?! Неужто нет в тебе того милосердия, которое ты проповедуешь им, смертным?!!! Сделай хоть что-нибудь, Господи!!!! Ты же можешь!!!
Словно в ответ по телу Авеля забили крупные капли дождя.
Крылья намокли и отяжелели. Потянули вниз. Волосы превратились в серую паклю, спутанную на лице.
Авель спускался все ниже и ниже, и ниже, и ниже... Наконец, он сложил крылья и устремился к земле вниз головой.
Не страшно. Не страшно. Не страшно.


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Творчество » Майо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC