Ролевая Trinity Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Творчество » Писалось по укурке


Писалось по укурке

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Исаак медленно скисал над бумагами с чашкой чая. День клонился к вечеру. Его вывел из задумчивости удар ногой в дверь, а затем заявившийся с диким опозданием киборг в орденской форме и без глаза. "Это интересно" - подумалось Исааку, и он поставил чашку на стол, ожидая от киборга очередного "цирка". Тот подошёл к огромному зеркалу на стене и стал выковыривать свой глаз, запавший от очень мощного удара.
- Ты опоздал! - строго сказал Исаак, стараясь придать своему лицу очень строгое выражение.
Дуо, растерянно повернувшись к Исааку:
- Да я Мельхиору вашему анек рассказывал.. - Он снова воззрился в зеркало, ковыряя в глазнице.
Вообще киборг учтивостью не отличался, и даже отвёртки Нойманна не помогли. На это решили махнуть рукой, так как Исаак всё-таки остался доволен таким "подарком", как свежепойманный и перепрограммированный инквизиторский киборг.
- Весь день? - хмыкнул маг.
Дуо повернулся передом.
- Нет. Я пошёл в техцентр.. перебрал руку. Пока Мельхиор помогал, я ему анек рассказывал. Смешной, сам придумал. Про минетчиков.
Исаак, зажав рукой улыбку:
- Про кого?
- Про минетчиков! - пояснил Дуо. - Я ему сказал, что минетчики - это те, кто мины на полях ставят. Он начал ругаться. Ят ак понял, что он ни фига не понял, обьяснил кто такие минетчики на самом деле, что такое мины.. Как называют тех, кто ставит мины. Он дал мне отвёрткой в глаз. - он снова заковырялся в глазнице. - Я расценил это как нападение и приложил ему автоматом. Короче - слово за слово, мы подрались. Мне же обещали, что с чувством юмора в Ордене всё в порядке! .. Герр Исаак, что с вами?
Исаак, согнувшись, трясся над столом в беззвучном хохоте. Он даже не мог сразу ответить. Дуо, привыкший уже, что Исаак всё время ведет себя в его присуствии именно таким образом, отвернулся к зеркалу.
- Вы бы не сидели на сквозняке, герр Исаак.. Эк вас скрючило..
Исаак щёлкнул пальцами руки, глаз Дуо встал на место, но при этом палец Дуо застрял в глазнице. Он выдернул палец вместе с глазом.
- Кстати, я так и не понял, кем у нас работает Мельхиор? Он техник или лаборант? Или то и другое?
Выпрямившись и отдышавшись, Исаак ответил, икая от смеха.
- Он делает бомбы. Взрывоопасные вещества - его единственная страсть..
- Аааа.. - протянул буднично Дуо.
Внезапно на его безглазом лице появилась неловкая улыбка, и в следующую секунду он разразился скопированным гоготом Петроса.
- Мда.. - он таки вставил глаз на место, помаргивая им. - Надо будет пойти и извиниться перед Мельхиором.. когда он выйдет из комы..
....................................................................................................................................................................................................................................

Исаак решил побаловать себя новым коктейлем из любимых вин. Доверив микширование домашнему киборгу, он подставлял ему бутылки с ингредиентами и говорил, сколько и чего лить.
- Вот этого!.. Этого чуть-чуть..Чуть-чуть, Дуо! А этого примерно столько же. Последнее по вкусу.. А.. Где моё любимое? - он строго воззрился на киборга, повертев перед его носом пустой бутылкой.
- Я с утра подошёл к вам, а вы холодный и не дышите.. - обьяснил киборг, пожав плечами. - Ну я и подумал, что вы умерли, вам больше не понадобится.
Исаак от такой дерзости заскрипел зубами, зарычав:
- На колени, чорт возьми!!!
Киборг опустился на пол, задрав рясу со вздохом:
- Жениться вам надо, герр Кэмпфер..
.......................................................................................................................................................................................................................................

Трес и Дуо у барной стойки.
Трес:
- Брат, нам нельзя превышать лимит в 200г!
- Да помню! - отмахивается Дуо, улыбается бармену и шлёпает перед ним деньги, - Нам весь ассортимент и по 200г
........................................................................................................................................................................................................................................

Киборг твёрдой походкой преодолел расстояние от проходных до своей кельи, как перед ним неожиданно нарисовался брат Петр.
- Братец Бартоломео, а почему у тебя на щеке след от помады?
Дуо попытался сфокусироваться. Как ему показалось, ему это удалось.
- Я шёл мимо группы женщин и очень им понравился. Ну не убивать же мне их за это и компрометировать организацию!
- Ну, организацию ты уже.. скомпрометировал. Допустим, - Петр кивнул. - А почему от тебя пахнет сиртным?
- На меня пьяница свалился в квартале нищих. Ну не убивать же мне его было на глазах у сотоварищей.
- Допустим. Кхм.. А почему ты мокрый и грязный? Дождя вроде не было..
- А я в лужу наступил.. по самые локти.

- Куда бы мне его тебе запихнуть... Нет тут чего-то у тебя узко... Ой, а здесь уж как-то совсем горячо... Я хочу куда похолоднее... Во, сюда... Ну залазь же.. Так, поглубже, еще чуть чуть... Блин, черт, выпало! Эх, да куда ж тут его всунуть-то?! Трес! Иди сюда, куда мне пиво можно в твоем дурацком холодильнике примостить??
.........................................................................................................................................................................................................................................

Свод правил и законов. Для киборгов.

1. Не убий.
- если уж убил - собери брата своего как было.
- не хочешь собирать - тебя разберут на запчасти всей общиной.
2. Не лги.
- логическая система испортится.
- если испортится логическая система - накой общине дауны? разберём на запчасти.
3. Не укради.
- не кради запчасти брата своего - будет конфликт версий.
- будет конфликт версий - начнёшь много врать -логическая система испортится.
а накой общине дауны - разберём всем миром.
4. Не прелюбодействуй.
- не засоряй жосткий диск памяти своей ненужными порнофайлами.
- если засорил - почисти, не то думать будешь только об одном, а накой общине дауны?
5. Уважай Создателя своего.
- это он тебе дал руки-ноги, жёсткий диск, и возможность нарушать все семь законов.
6. Не поминай Создателя всуе.
- не то придёт и разгонит общину нафик.
- если киборг вспоминает всуе Создателя слишком часто и упорно - завариваем челюсть.
7. Не унывай.
- повторяй каждый раз, как станет грустно - Positive!
.......................................................................................................................................................................................................................................

“Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно посылает 17—18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более двух-трёх тысяч. Прошу принять меры. Любящий Вас Н. С. Х”. (Никтиа Сергеевич Хрущёв)
.......................................................................................................................................................................................................................................

Дуо очень любил бывать в камере пыток. Каждый раз его тянуло туда некое извращённое чувство. Особенно когда там пытали кого-нибудь. Или привозили новые инструменты. Сегодня обошлось без пыток, но Дуо при обходе территории не выдержал и заглянул сюда. Оглядев с некой симпатией окровавленные предметы и инструменты, погладив каждый зубчик, кажое лезвие, он огляделся. Поодаль стояло белое кресло. Оно своим видом весьма и весьма располагало к покою, так, что киборг не выдержал и приземлился на него пятой точкой в надежде на расслабление всех механических позвонков.
По коридорам разнёсся предсмертный вопль.
Заорал он от неожиданности, а не от боли. Ну кто же знал, что это кресло с внутренним механизмом сажания на кол. Частичного сажания. Намертво застряв в этом устройстве, киборг с тоской подумал, то ему придётся провести здесь целую ночь..
........................................................................................................................................................................................................................................

Стоят на балконе Исаак и Дуо. Исаак задумчиво курит и говорит киборгу.
- А вот ты смог бы ради меня прыгнуть вниз?
- Конечно! - отвечает с энтузиазмом киборг.
- Так что стоишь - вперёд.
Киборг прыгает и разбивается естессно. Маг задумчиво на всё это смотрит сверху и изрекает:
- Железный Дуо, железный Дуо.. Размазня!
..........................................................................................................................................................................................................................................

Епископ со стоном разогнулся, усаживаясь на стуле прямо. Он с самого утра корпел над чертежами и оторвался только теперь. На столе стояла чашка, изгаженая мухами. В ней плавали остатки утреннего кофе. Бутерброды засохли, а вечтина напоминала пожухлые листья на жаре. Гарибальди стал подумывать о том, что неплохо было бы нанять служанку.
В дверь постучали. Епископ удивился. Это могли быть только братья-киборги. Вернее, один из них. Дуо. Он был настолько привязан к епископу, что не мог без него прожить ни дня. Что-то видимо странное попало в пробирку... Но когда Дуо зашёл в комнату с подносом, где ароматно дымился куриный суп в тарелке, у епископа брови поползли вверх.
- Дуо.. Ты сделал это сам?!
Киборг был даже в переднике, который упёр с лаборатории.
- Да. я сделал это всё сам, - он задрал свой нос вверх, - я собрал множество рецептов и теперь могу кормить тебя. Ведь это замечательно, Отец?
А что мог сказать Отец, создаваший убийц? Но он решил для начала перекусить, а потом понять, как же так могло произойти.
Дуо присел рядом и жадно смотрел, как епископ подносит ко рту ложку.
- Сынок, ты хочешь есть?
- Негатив. Вам нравится?
- Да, это изумительно вкусно, Дуо!
- Надо сьесть всё до последней ложечки, - ответил киборг-убийца, ласково заглядывая в глаза Отцу.
..........................................................................................................................................................................................................................................

Лето выдалось весьма странным и каким-то слякотным. Только к концу месяца выдались погожие деньки. И вот тут -то Профессор решил реабилитировать свой отпуск, от которого самоотверженно отказался. А толку было уезжать в свой загородный домик, если было невероятно холодно?
Однако появилось неожидано много препятствий для поездки. Отпуск ему давать явно не хотели. Катерина мрачно пожимала плечами.
- У нас много работы.. Вам так нужно уехать именно сейчас?
Стоило больших усилий очаровать эту усталую издёрганную женщину, а самое главное убедить в том, что тут и без него справятся.
- Я не понимаю.. - сурово отвечала Катерина на все его жалкие потуги что-то обрисовать. - Причём тут речка, ваше изобретение и ваш ревматизм... Связи, простите, не вижу. Может, вам стоит пройти курс лечения в нашем корпусе, а уже потом ехать на дачу с речкой? - она уже стала иронично улыбаться.
Настала пора уговорить её за чаем в кабинете. Кабинет Профессора творил с кардиналом волшебство. Всякие необычные штуки, красивые монолитные подставки под вечные перья возвращали женщину в детство. И вот тут можно было ловить удачу за хвост. Изнеженная теплом камина и запахом можжевельника удача сама уютно сворачивалась на коленях Профессора под дружескую беседу.
Он подхватил Катерину под руки и подвёл к окну.
- Бог мой, вы так побледнели за эти дни! И эти круги под глазами.. Ну как же можно так запускать себя? Вы на виду. И не спорьте, не спорьте, вы не можете отказаться от короткого отдыха.
Итак, вот он на даче. В гамаке.. Далеко от шумных улиц Ватикана и суеты. Ветер играет высоко в листве. Табачный дым поднимается прямо вверх. Неподалёку нарисовались симпатичные соседи - приличный католик-немец восточного происхождения с вопитанником. Правда, немец был ужасно собирательным образом. Глядя на его хитрые и мудрые, с азиастким разрезом, глаза, ни за что бы Уильям не подумал, что зовут этого благообразного мужчину Исааком. Чувстовалась в нём и благородная кровь. Он всегда был изящен, даже здесь, в этой глуши. Воспитанник обычно проводил дни на участке, пропалывая с усердием грядки.
- Вина? О, нет, благодарю, спасибо большое.. - лениво отмахивался от янтарной бутылки Профессор. - Я не пью на природе, я вообще редко пью.
Гость пожимал печами с улыбкой и пил сам, нисколько не опасаясь уронить своё достониство. Именно за это и полюбил его Профессор поначалу. Они могли беседовать хоть до утра сидя под раскидистым вековым деревом. Пока не приходил чумазый Дитрих, уставший и немного злой, и тогда японец уводил мальчика, чтобы накормить его как следует. По вечерам из окна соседского дома иногда доносились звуки органа.
Профессор довольно щурился на керосиновую лампу и продложал писать, думая, что в мире всё не так уж плохо...

- Уильям. что вы прячетесь? - Дитрих смеялся ласково наигранно. - Выходите, я вам покажу интересную вещь. Я уверен, вам понравится!
Кресло разлетелось в пыль. Ошмётки обивки лежали на полу, чуть тлея. Эти двое зажимали Профессора в угол. Тот спрятался за комод в слепой надежде, что наконец-то всё прекратится. Страх затмил его разум, и он мог только бежать, выставив вперёд руки и зажмурив глаза.
В какой-то момент он понял, что комод взорвётся посильнее, чем кресло, и тогда перед смертью Профессор узнает, что чувствует человек, когда в глаза впивается осколок, проходящий до самого мозга как раскалённый гвоздь в масло. Поэтому он выпрямился в последний момент им навстречу. Ему хотелось, чтобы если уж это и произошло, то быстро.. Очень быстро..
В голове промелькнула мысль, что надо было послушать женщину и остаться.. "Катерина, ты как сердцем чувствовала, милая, дорогая.."
Луч, упавший с маски, которую поднёс к лицу Дитрих, вспорол живот Профессору. Тот как подкошенный рухнул на пол ничком. Больно.. Но надо смолчать.. Пусть только уйдут эти двое.. Один наступил ему на шею, другой на голову, больно сминая ударами череп. В глазах вспыхнул каскад золотистых звёзд.
- Ненавижу стариков - хихикнул Дитрих, - они такие слабые...Умирают с полпинка.

Надо встать.. Пока они покинули дом, но ведь могут вернуться. Уилл со стоном встал на четвереньки. Мозг работал слишком ясно, и исключительно на выживаемость. "Так где были твои ампулы с обезболивающим? Ты их чуть не выкинул, а ведь вот пригодились..." Когда-то Профессор работал с веществами из медиколаборатории, но вскоре забросил это. Химия была не его коньком.. Да и увлечение как-то пропало.
- Стрелок? Выезжай на главное шоссе. Ты мне очень нужен.
Трес слышит слабый голос в рации.
- С вами всё в порядке, Профессор?
Боль рвёт изнутри так, что горло перехватывает. Сердце рвётся из груди и, кажется, что вот-вот вылезет наружу через пищевод.
- Всё в порядке, мальчик.. - неестественно слабым голосом отвечает он, тяжело дыша и пробираясь вдоль стены согнувшись пополам. - У меня кончается бензин, и мне нужно, чтобы ты довёз меня до штаба.
Потом долгая эпопея с обезболивающим. Руки трясутся от изнеможения. Более того, Профессор не знал, как делаются уколы. Сколько кубов обезболивающего надо, чтобы не свалиться от определённой дозы снотворного в ампулах. Однако жизнь штука такая, что заставит всему научиться в короткий срок.
Уилл, опираясь о стену, прошёл, согнувшись вдоль разрушенных стеллажей. На полу лежала розовенькая таблетка...
Прекрсным солнечным днём он отнял её у Дитриха. Выдрал из ладони, расцарапав изнеженную кожу.
- Я понимаю, что твой благодетель может дать тебе всё. Он богат, но зачем же использовать богатство во зло себе же? Ты знаешь, что с тобой будет через год, а может, и раньше? О, это присходит очень быстро. Поначалу ты даже не думаешь о смерти, всё очень хорошо, ты счастлив. Тебе дают искуственное счастье. А потом достаточно одной такой дозы, и ты труп. Ты просто перестаёшь жить. Знаешь, как агонизируют наркоманы? Они помирают в собственном дерьме. Тебе именно этого захотелось?..
Но сейчас для того, чтобы выжить и добраться до своих, могло подойти что угодно. И даже вот это.
Он проглотил большую таблетку. Кровь, сгустками подымавшаяся по пищеводу, помогла проглотить эту гадость быстрее. Постанывая, Уилл пробрался в гараж. Боль почти ослепляла его, но он всадил в руку ещё укол, сидя в машине.
Вцепвшись мёртвой хваткой в руль он старался смотреть только прямо. По бокам ухабистая дорога казалась убитому наркотиком мозгу чем-то вроде бурлящей слизи, из котрой вылезали вонючие щупальца то ли осьминогов, то ли ещё каких-то неизвестных тварей.. Это конечно же были всего лишь "глюки", но как они отвлекали.. И когда на лобовое стекло машины грохнулось что-то тяжёлое, обдав весь салон мелкими кристалликами стёкол, Уилл, увидев каштановые пряди волос, выпустил руль из рук и закрыл глаза, снова притворяясь мёртвым. Машину с визгом на высокой скорости завертело на пустой дороге.

- Он под тяжёлым наркотиком.
- Negative! Этого не может быть.
- Ну ты ме не веришь? Во мне мощная аналитическая система, которая считывает ДНК.
- Может, это не наркотик, а, Дуо?
- Нееет, осадок в крови слишком явный. Ну подумаешь, наркоман твой Профессор.. С кем не бывает..
- Не говори так.. - теперь Наставник различил голос Треса.- Он не принимает наркотики. Он никогда так не делал.
Ветер шевелил осыпанные стеклом и пылью пряди волос. Профессор приходил в себя на свежем воздухе. Открыв глаза, он ничего не увидел кроме бледно-голубого неземного неба с лиловыми облаками. Пальцы в шершавых перчатках погладили его по исцарапанному лбу.
- Не напрягайтесь, Уильям.

Трес не выглядел взволнованным, однако его некрепкой психике тоже досталось, когда он поравнялся с машиной Наставника, несушейся по трассе с немыслимой скоростью, и увидел самого водителя, бледного, исхудашего в одночасье и вцепившегося в руль. На какие-либо знаки он не отвечал, молчал, когда Стрелок звал его по переговорному устройству.
Хорошо, что он захватил брата, который по счастью был свободен. Он мог оказать медицинскую помощь. Потому что слабый, прерыващийся голос Профессора, уверявшего, что всё в порядке, доверия не внушал. Дуо прыгнул на капот, когда стало понятно, что Уилл их попросту не замечает. Удержаться на такой скорости было невозможно, и киборг всем корпусом провалился в салон, разбив головой лобовое стекло.

Позже, спустя два дня, когда уже организм Профессора стал восстанавливаться, коллеги навещали его в палате и слушали, как Уильям с жизнерадостно-истеричным хохотом рассказывал о своих приключениях на даче.
- Как вы думаете, это может быть смертельным оружием массового поражения? - Катерина заинтересовалась вопросом насущным.
- Неет, - Уилл засмеялся. сидя в кровати под шнурами капельниц. - Это.. доктор, на сколько сантиметров в глубину была рана? .. На три.. Это ерунда, ну разве с таким оружием можно выходить на боевую территорию? Так, если только имущество портить. Самый главный элемент на войне - люди. У этих камрадов явно что-то не получилось, - он снова лучезарно улыбнулся.
А до этого коллеги довольствовались записью на диктофон. Професор не был уверен, что выживет. И момент с "колесом" тоже оказался записан на устройство.

Катерина задержалась у постели Профессора подольше. Он сегодня утомился от разговоров и теперь спал, укутавшись в тонкое одеяло. Прядь волос сбилась на высокий лоб. Девушка поправила его волосы, дотронувшись тонкими пальцами до воспалённой кожи. Увидев, как Трес сверлит её взглядом, стоя у изголовья койки, кардинал усмехнулась и вышла из палаты.
Трес опустил руку и погладил ничего не подозревающего Профессора по щеке, растрепал ему волосы и снова поправил их по-своему.
"Я всё равно делаю это лучше, чем она".

Маска, с венецианским узором, ржавела на дне ручья, возле летнего домика Профессора.
.........................................................................................................................................................................................................................................

День прошёл зря, если Уильям никому не рассказал о смысле жизни. А в АХе было полно несмышлённых персонажей, которых можно было учить часами. Даже отправляясь на короткую прогулку в город, Профессор умудрился поймать какого-то "зелёного" патера и рассказывать ему о пользе учения.
- Времени сейчас нет ни у кого, но даже если б ты уделял этому делу пять минут в день, то обязательно чему-нибудь научился.
Патер только кивал белобрысой головой и смотрел на него как кролик на удава. Бесполезно было спорить, вырываться и говорить. что вообще то ты бежишь по приказанию Катерины и надо всё сделать как можно быстрей.
Пока уже сама Катерина не найдёт этих двоих в шумной проходной.
- Уильям, перестаньте! Он мне нужен, а вы отвелекаете его.

Бывает так со всеми - попадаешь в незнакомую часть города, и вот ты уже заблудился. И неизвестно, куда идти. На твои вопросы люди морщат лоб и ничего не могут ответить дельного.
А когда вокруг поднимаются кирпичные стены с обшарпанной отделкой, становится не по себе. Только не Рыцарю Альбиона. Когда перед ним нарисовалась гоп-компнаия, он не увидел в них врагов. Скорее необрабоатнный материал для лекций. Прошлое лектора давало о себе так знать, что вскоре вся компания не могла его слушать - спокойный менторский тон убивал мозг. Кто-то побрёл от этого места подальше, кто-то стал засыпать. Но вот набить ему морду почему-то никому не пришло в голову.
Наверное, из-за того, что его слишком уверенный вид говорил о неких козырях. Ну и трость выглядела весьма внушительно. А ну как господн умеет ею пользоваться?

Дело дошло до вызова гвардейцев. Так как слышно было разговор молодёжи и Профессора очень хорошо всем соседям. Молодёжь спорила, сникала под напором патера и снова возмущалась порядками в мире. Получился прекрасный дебат.
Профессор с невозмутимым видом подал документы человеку в форме. Тот очень хитро посмотрел на Профессора, на мальчишек, у которых на голых ногах виднелись синяки и застарелые ссадины.
- А вы знаете, что даже намёк на рукоприкладство карается десятью сутками отсидки?
Молодёжь наблюдала изумительную картину превращения - как-будто с патера одна за другой спадали маски важности, гордости и невозмутимости.
Он растерянно и скромно ответил тихо, что никакого рукоприкладства не было в помине. И спрятал руку с тростью за спину, на всякий этот самый.
- Уилл!
Профессор вгляделся в лицо гвардейца и беспомощно промолвил:
- Убейте меня, я не помню, кто вы.
- Да мы ещё в одном кадетском корпусе с тобой учились!
- Да когда же это было! Неужели я так хорошо сохранился?..

Оставлять одного Хъюго без присмотра - значило обречь его на муки голода. Потому что заносчивый дворянин, только переживший ужасную трагедию, вёл себя отвратительно. Чем он думал, неизвестно, но он не мог приготовить себе даже пустяковых харчей, и чёрт бы с приготовлением - он был не в состоянии попросить даже кого-нибудь, чтобы ему приготовили. А от общей столовой он брезгливо отказывался. С ним было сложно. Очень часто утро у Профессора начиналось с того, что он загонял несчастного в угол своими жёсткими фразами и нависал над ним, пытаясь его вырвать из темноты невежественных мыслей.
- Ты похож на овощ, который доживает свои дни. На что ты надеешься? Что смерть придёт за тобой завтра или в следующие выходные? Она придёт только спустя 60 лет. Все эти годы ты хочешь прожить в ожидании своей участи? Ты можешь решить всё разом. Вот.. - он доставал револьвер.
Дуло пистолета пугало настроенного решительно Хьюго, он закрывал лицо искуственными руками и плакал навзрыд:
- Профессор, зачем?,..
- Потому что я люблю тебя и не могу смотреть, как ты убиваешь себя. Ты мне нужен живым, Хьюго.
Пара ругательств в спину, уже просто от испуга, и вскоре бледный,заплканный, он появлялся в лаборатории Профессора, чтобы позавтракать вместе с ним.
А спустя неделю снова начиналась война.
После долгих уговоров выпить лекарство Хьюго поворачивался к Профессору спиной и молчал, издеваясь. И вскоре за спиной Хьюго раздавались трескучие выстрелы. Патер стрелял в стену, когда хотелось кого-нибудь убить.
Это невероятно разряжало обстановку. Хью выползал, посиневший от страха, а Профессор, сжав зубы в ярости, грмоко отвечал на все попытки Хьюго заговорить:
- Убирайся! Зачем ты пришёл? Тебе никто не нужен, даже я. Не подходи ко мне! Забейся в свой угол и не вылезай до вечера!
Когда Профессор оставался в одиночестве, то горько прижимал руку, сжимающю револьвер, ко лбу, пытаясь согнать с лица печальное выражение. Уголки губ опускались книзу. Он ничего не мог с собой поделать. Он уважал жизнь в любом её проявлении.

Профессор приближался к штабу широкими шагами. Он торопился. Ему удалось пробудить в молодёжи мысли о глобальном, убедить бывшего однокашника в том, что его профессия очень важна для государства, но вот силуэт одиноко стоящего в окне кабинета Хьюго говорил ему о том, что здесь всё ещё мрак..
Устало расстёгивая душащий воротник, Уильям сменил обувь и прошёлся по кабинету, остужая стёртые ступни.
- Устал? - спросил его Хьюго. Он был одет. Его лицо опять было опухшим от слёз.
- Устал.. - мирно ответил Профессор. Он выдохся за этот день, и ему некогда было учить Хьюго.
- Я приготовил ужин. Ты будешь есть вместе со мной?
Уильям вздрогнул от неожиданости и улыбнулся так растроганно..
- Конечно буду.

Вечером они оба сидели у камина, а Профессор, доставший откуда-то музыкальный инструмент собственного производства, похожий на гусли барда, перебирал струны и вспоминал старую английскую песню, не пытаясь переложить её на итальянский.

An old man by a sea shore at the end of day
gazes the horizon with sea in his face
temp is to silence
seasons all the same
Anchoress in pain
and a ship without a name

A sea w...ithout a shore
for the vanished when unheard
It lightens the people lie at the end of world
Showing the way, lighting hope in their hearts
the ones and their travels gone won from (?)won(?)

This is for long forgotten light at the end of the world
Horizon crying, the tears we left behind longer gone

The albatross is flying
they're hear their greed
time before me when we not stay
Princess in the tower, children in the field
life giving it all and all the universe
Oh, now is just a memory, a ghost in the fog
incenses to the world
anchor to the water, see me far below
Brast and a little smile hear scrow

This is for long forgotten light at the end of the world
Horizon crying, the tears we left behind longer gone

So longer gone

This is for long forgotten light at the end of the world
Horizon crying, the tears we left behind longer gone

So longer gone
......................................................................................................................................................................................................................................

2

очень трогательно. правда. я про Хьюго.

3

Isaak Fernand von Kämpfer
ыть) старалсо)


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Творчество » Писалось по укурке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC