Ролевая Trinity Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Византиум » Резиденция барона Луксорского


Резиденция барона Луксорского

Сообщений 91 страница 120 из 124

91

- Я устал и хочу смыть с себя эту гадость... - он показал ладонь, перепачканную губной помадой.
- Выходи.... - Йон посмотрел на товарища через зеркало.

92

- Что это? - Раду недовольно нахмурился, смотря на явный след чужих губ. Взял Йона за подбородок, поворачивая его голову то в одну, то в другую сторону, рассматривая, - кто же тебя так?
Он тихо посмеялся. хотя и ревновал невероятно. Как кто-то из этих дворянских отпрысков посмел поцеловать графа? Да даже Раду, как брат этого не позволял себе никогда.
- Немедленно хорошенько умойся, - улыбнулся он, пихнув Йона к раковине, а сам стал сушить волосы.

93

- Не удивлюсь, если на всю щеку пойдут прыщи.. бе-ее.. - Йон наклонился над раковиной, брызгая в лицо водой.
Закончив, снова обратился к товарищу:
- Все, выходи, я мыться буду.

94

- Я тебе мешаю? - искренне удивился тот, не желая выходить из ванной, где чувствовал себя гораздо лучше, чем в комнате или в другой части дома.

95

- Но мне нужно раздеться! - возмущенно.
Мы уже не дети, в конце концов.

96

- И? Ты стесняешься? - на губах появилась лёгкая лукавая усмешка, - Йон, с каких пор ты меня стесняешься? - Барон встал в дверях, уперев руки в бока и не думая даже двигаться с места.

97

- Я совершенно не стесняюсь, с чего ты взял такую глупость! - голос Йона был слегка деревянным. Он скрестил руки на груди.
- Просто принято, что люди не моются вместе.

98

- Мы не какие-то жалкие терране, - спокойно посмотрел на товарища, а потом ушёл из душа, осматривая свой дом и думая, где бы уложить товарища спать. Это было не так просто, как казалось. Спальня на верху, не считая хозяйской, были в таком беспорядке и там так отвратительно пахло вином и чем-то ещё, что Раду тут же захлопнул открыл все окна и ушёл. Оставался только один вариант - в одной комнате.
"В прочем, Йон может спать на полу, коли считает, что спать в одной постели с товарищем - отвратительно", - здраво рассудил барон, перезастилая постель и довольный забираясь под одеяло, надеясь, что Йон сообразит зайти и сказать спокойной ночи.

99

От спокойного взгляда Раду по спине Йона пробежало целое стадо маленьких мурашек. Он насупился, и поспешил захлопнуть дверь, включая горячую воду, чтобы помещение ванной заполнилось густым паром - так сильно, что сквозь водяную взвесь ничего не было видно. Это было ошибкой - не найдя на привычном месте мыла граф на ощупь двинулся в сторону полочки, нелепо подскользнувшись в луже воды. Он вцепился в шторку, и только маленький вес графа уберег его и конструкцию от падения.
Наконец он забрался под воду, со вздохом облокотившись о стену, по которой потоками стекала горячая вода.
После водных процедур, Йон, не обнаружив ничего, кроме сырого полотенца да халата товарища, который сильно волочился по мокрому полу, наспех вытерся, отчего стал очень похож на растрепанного желтого воробья и вышел из ванной.
Квартира была в плачевном состоянии - теперь, когда после душа из мозга Йона выветрились остатки спиртного, он это видел. Верхняя спальня встретила метоселанина холодом и сквозняком - отчего его словно ветром сдуло - в нижнюю спальню.
Раду судя по всему, уже дрых и, конечно же, занял всю кровать, напоминая чем-то морскую звезду.
Йон подошел поближе, нависнув над товарищем.
- Ты спишь? - громко спросил он.

100

Раду слышал, как Йон вышел из душа, невольно улыбнувшись пустой попытке проникнуть в другие спальни. Даже если бы он и рискнул бы спать в холоде, то уж точно испытал бы отвращение от того запах, что был там.
- Если бы и спал, то точно проснулся, - лениво протянул Раду, двигаясь кутаясь в одеяло, -  ты чертовски шумен, товарищ. Ложись спать.
Он сладко зевнул, закрывая глаза и собираясь погрузиться в сон. Точнее делая вид. По другому товарища просто не отправишь спать.

101

Ну, в конце-концов, в детстве они часто спали в одной постели, и даже купались вместе.
- Подвинься, - глухо ответил граф, забрался под одеяло, случайно зацепил ледяной ногой ногу товарища, и замер.

102

Раду к тому времени уже успел уснуть, не дождавшись товарища, поэтому даже прикосновение холодной ноги не разбудили его. Он лишь поёжился, перевернувшись на другой бок и тихо засопев. С  такого зрелища нельзы было не умилиться, а когда Йон лёг рядом, то барон, неожиданно повернувшись и, сначала уткнувшись носом в подушку, обнял его, а потом, сильнее притянув к себе, заключил в крепкие объятия, зарывшись лицом в волосы.
- Ммм, красавица.. - пробормотал он под нос себе. спуская руку куда-то в район бедра товарища. Видимо после ночных и дневных волнений ему снился расслабляющий сон.

103

Глаза Йона, полностью черные от ночного зрения полезли из орбит. В зобу сперло дыхания, и он не смог даже издать возмущенный вопль. Графу едва хватило самообладания даже на то, чтобы шлепнуть нахала по руке.
Естественно, он попытался отодвинутся, насколько это было возможно при условии таких крепких обьятий.
Метоселанин возмущенно поджал пальцы на ногах, лихорадочно думая, что делать - побудку только что заснувшего уставшего друга он считал последним делом.

104

Барон пробормотал что-то недовольное, сделав ещё одну попытку добиться "красавицы" в своём сне, а заодно и товарища. Но на эт от раз решил быть более настойчивым, поёрзав и спускаясь чуть ниже, он, неожиданно, поцеловал товарища в щёчку, довольно улыбаясь, а потом повернул его голову к себе за подбородок, собираясь поцеловать ещё раз.

105

Йон уже решил, что Раду успокоился, и вздохнул свободнее. Вздох обернулся судорожным выдохом, когда рука товарища оказалась далеко не там, где надо.
УЖАС!!! , - билась в мозгу метоселанина мысль, смешанная со стыдом и непристойными мыслями. С одной стороны, это было однозначно кошмарно, а с другой - у юного Фортуны вроде ничего не отвалилось, значит, никакой катастрофы не произошло, верно? Да и вообще, ситуация казалась скорее забавной, чем нет. Пока Йон думал, ситуация изменилась - цепкие пальцы ухватили его за подбородок и привлекли к себе. Чужие губы были мягкими и теплыми, они пахли мятной пастой и совсем чуть-чуть - нефтью.
ОБОЖЕМОЙПЕРВЫЙПОЦЕЛУЙ, ужаснулся Йон, но не мог заставить себя пошевелиться.

106

Раду собирался углубить поцелуй, судя по тому, как тербовательно его язык скользил по губам товарища, силяс вынудить его их приоткрыть. И тут барон стал просыпаться. Медленно, открыв сначала один глаз, потом другой, потом поморгав и начиная понимать, что что-то нет.
- Йон?! - он так резко отстранился от товарища, с испуганно-удивлённым вскриком, что не рассчитал и свалился с постели с другой стороны. Так, мгновение посидев, он дотронулся до своих губ, растерянно глядя на Йона.

107

Йон, казалось, и не дышал, побелев, как снег. Впрочем, на некоторые вещи у него была хорошая реакция. Он только увидел синеву глаз товарища, как тут же сам буквально захлопнул глаза, опустив частокол ресниц. То, что вопль Раду в самое ухо мог разбудить и мертвого метоселанина, Фортуну не смутило - он упорно прикинулся спящим,  исобирался играть эту роль до конца, невзирая на шум и грохот падения.

108

Барон, тряхнув головой, поднялся, стараясь убедить себя, что это всего-лишь сон, только вот не очень получалось. Всё же на губах был странный привкус, как после поцелуя, а если опускаться ниже, то...
В прочем, Раду быстро соориентировался, метнувшись в ванную и вс тавая под струю холодной, даже ледяной воды, Напряжение постепенно отпускало, но стоило барону подумать о том, что было бы, не проснись он и заведи его сон ещё дальше, то по телу разливалось сладкое томязщее тепло, от которого он никак не мог избувиться.
- И это из-за Йона... Да что же такое... - бормотал он, усиливая напор воды.

109

Как только Раду вышел, Йон рывком сел на кровати, глядя в темноту - а его горящие щеки, казалось, могли осветить всю Византию заревом пожара.
Он прислушивался к шуму воды  - что товарищ там делает? Чего это ему приспичило помыться?
Он считает меня грязным и мерзким! Тот поцелуй был грязным, и он пошел смыть с себя скверну, - решил мальчик, краснея еще больше, трогая в задумчивости губы.

110

Через несколько минут, после того, как Раду смог совладать с собой, он вышел из душа, возвращаясь в спальню. И всё равно было невыносимо душно. Не выдержав, он открыл окно и направился к товарищу, чтобы укрыть его одеялом, чтобы того не продуло.

111

Йон плюхнулся в постель обратно, непонятно зачем скрестив руки на груди, нахмурив светлые брови. И все же он немного не успел - Раду вполне мог услышать тихий скрип кровати. В постели Йон выглядел торжественно.

112

- Йон? - спросил он, с усмешкой смотря на товарища. Тот явно не спал и притворялся, причём неумело, - что за поза умершего, да и ещё в традициях этих жалких терран?
Он сел рядом, укрывая одеялом товарища.

113

Йон не шелохнулся. Его лицо плавно меняло цвет - с красного, нездорового румянца на благородно-зеленоватую бледность, веки вздрагивали, как крылья бабочки. Сердце отплясывало в безумном ритме и рвалось из груди.
Первый поцелуй!!!

114

Раду слегка испугался, заметив состояние товарища.
Бабушка за такое не похвалит....
Он погладил товарища по щеке, потом по лбу и понял, что теперь уже что-то явно не так. Графа лихорадило, причём слишком серьёзно. Надо было что-то делать.
- Йон, пожалуйста, очнись...

115

Глаза Йона распахнулись, и в них не было ни тени сна. Большие, круглые и черные, они делали его похожим на животное из рода кошачьих.
- Да? - тихо спросил граф., не сводя глаз с товарища.

116

Слова застряли в горле. Раду не мог произнести ни слова, просто смотрел на товарища, пытаясь сообразить, что же сейчас надо сделать. Пока он смотрел в глаза товарища, стараясь в них что-то прочесть, напряжение вновь подскочило от одной отвратительной мысли.
Хотя почему отвратительной, если я так реагирую? - пронеслось в голове у барона, а потом он стремительно приблизился губами  к губам Йона, вновь касаясь.

117

Йон приоткрыл рот, чтобы прошептать имя, и этого оказалось достаточно. Глаза метоселанина подернуло горячечной поволокой, затем расширенный зрачки повело куда-то вверх, под веки, оставив только влажно блестящие в темноте белки. Граф закрыл глаза, его сердце пропускало один удар за другим, срываясь за прикосновениями чужих губ. Ему казалось, что сейчас случится что-то ужасное, если он вдохнет, или выдохнет, и все сгорит в опустошающем синем пламени. И не понимал, что все, что происходит, это уже, здесь и сейчас.
Фортуна целовался со своим лучшим другом, и это всерьез подрывало его моральные устои.
А еще ему хотелось убежать.

118

Барон почувствовал, как граф начал обмякать в его руках, явно теряя сознание, но он не только не остановился, но и попробовал углубить поцелуй, крепко прижимая Йона к себе за талию. Свободную руку он вплёл в волосы товарища, не сильно их сжимая.

119

Ему стал неописуемо жарко, словно он использовал ускорение - каждая клетка горела. Йон неумело пытался отвечать на поцелуй, пока ему не показалось, что у него начался насморк. В воздухе запахло бациллусами - а из носа маленького графа хлынула кровь.

120

Раду моментально отстранился от Йона, схватив простыню и сунув её товарищу, вытирая кровь и держа у его лица.
- Йон, что с тобой? - волнение Раду не знало границ.


Вы здесь » Ролевая Trinity Blood » Византиум » Резиденция барона Луксорского


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC